Глава 12

Breathing. Глава 12.

Страх хуже наказания. В наказании есть нечто определенное. Велико ли оно или мало,
все лучше чем неопределенность, чем нескончаемый ужас ожидания.
Стефан Цвейг. Страх

За прошедшие пятьсот лет моей вечности я еще ни разу не испытывал такого немыслимого, такого всепоглощающего, такого неконтролируемого страха. Казалось, он проникает в каждую клеточку моего тела и, раскаленный добела, прожигает во мне огромные дыры. Ощущение было настолько реалистичным, что я даже приостановился и посмотрел на свою грудь, пытаясь найти там следы ожогов. Но нет, все было в порядке. Как странно…
Аллен в моих руках по-прежнему умиротворенно спала, не шевелясь и не издавая никаких звуков. Внимательным, цепким взглядом я постоянно следил за ее лицом, надеясь увидеть хоть малейшее движение, но тщетно – сон ее оставался глубоким, глаза – закрытыми, сердцебиение – лишь чуточку учащенным. Страх во мне уже походил на некое подобие пушечных выстрелов, заглушающих все звуки окружающего мира, кроме звуков сердца и дыхания находящейся в моих объятьях девушки.
Мой разум отказывался воспринимать происходящее – с маниакальной настойчивостью он пытался навязать мне спасительную идею о том, что все это лишь глупый сюрреалистический сон. Но нет – пятисотлетним вампирам, которые вообще не спят, не могут сниться сны. К сожалению, не могут.
Милая моя, хрупкая девочка, что же с тобой? Что ты видишь сейчас? Что происходит в твоей голове, моя малышка? Как мне помочь тебе, как спасти тебя? Что мне делать? Аллен, скажи, что мне делать?
А что.. что если я виноват во всем этом? Что, если на нее так повлиял мой укус? Я ведь выпил действительно много ее крови… Возможно, сон является защитной реакцией ее организма на мое вмешательство? Но почему же тогда, черт возьми, не начинается превращение? Почему?
Вопросов было много, ответов не было вообще…
Я с упорством мазохиста продолжал мучить себя ими в надежде если не разобраться в этом всем, то хоть немного отвлечься. Отвлечься от мысли, которая и вызывала мой панический страх. От мысли, что Аллен… не проснется
Нет, нет. НЕТ, ДЕМЕТРИЙ! Не думай об этом, не думай, слышишь? Только не так, все не может закончиться так! Должен быть выход, должно быть что-то, что поможет ей, что-то, что спасет ее! А если это что-то существует, то я сотру Вселенную в порошок, но найду его!
Только бы не было слишком поздно…
Но ведь она дышит, она жива… Ведь это главное, разве нет?
Ее комната все еще была наполнена сказочным ароматом сиреневых роз, который сейчас не вызывал ничего, кроме боли. Сложно было поверить, что только сегодня утром я ставил эти хрупкие стебельки в воду…. Сложно было поверить, что еще утром я был таким счастливым, что еще утром улыбался, готовя Аллен сюрпризы и наслаждаясь этим с какой-то чуть ли не детской непосредственностью. Я желал сделать этот день особенным, неповторимым для нее, а что в итоге? В итоге, Деметрий, ты чуть не убил ее…
Это ты во всем виноват, ты, только ты…
От осознания собственного ничтожества хотелось биться головой об стену. Как человечно
Громадным усилием воли я заглушил вопящий внутренний голос и осторожно, чтоб еще больше не навредить ей, положил Аллен на кровать. Она выглядела такой совершенной сейчас, такой потрясающе прекрасной, словно ожившая картина талантливейшего из художников. Чуть приоткрытые во сне губы манили меня, заставляя почему-то вспоминать о райском наслаждении. Разве мог я противиться их притяжению? О нет.. Нет, я слишком слаб..
Немного надеясь на чудо, надеясь на то, что смогу разбудить ее своим поцелуем, как сказочную принцессу, я наклонился и с нежностью прикоснулся к ее губам. Но нет, чуда не произошло – она по-прежнему спала…
Что же мне делать теперь?
Я чувствовал себя таким уязвимым в тот момент, таким беспомощным… В действительности, как я мог помочь ей сейчас? Только быть рядом и ждать.. Только ждать, когда она проснется.
Я присел на краешек ее кровати, по-прежнему боясь отвести от нее взгляд. Казалось, время в этой маленькой комнатке застыло, оставляя нас в объятьях единой секунды, единого мгновения, оставляя нас наедине друг с другом… И я, как неуловимая его часть, тоже оставался неподвижным, лишь наблюдая, наблюдая, наблюдая… Страх не отступал ни на минуту, но под действием умиротворяющего спокойствия, окутавшего комнату, он начал словно съеживаться… Я хотел верить в лучшее, и я позволил себе это.
Она обязательно проснется.
Я обязательно исправлю свои ошибки.
Все обязательно будет хорошо.
Да, да, все будет.
И тогда, когда она проснется, мы сможем подумать обо всем этом. Конечно, вдвоем мы разберемся в причинах, вызвавших ее сон и конечно, я смогу устранить их. Да-да, конечно. Так все и будет. А потом я еще раз.. еще раз попробую и в этот раз все пройдет хорошо. И она станет прекрасной, да-да, она станет божественно-прекрасной бессмертной. И мы будем счастливы. Конечно, будем… Да-да, конечно… Да…
Аллен, словно повинуясь течению моих мыслей вдруг слабо, едва заметно улыбнулась… Она не открывала глаз, по-прежнему оставаясь в плену сна, но ведь улыбнулась же! Она улыбнулась, господи!
Одно быстрое движение – и вот уже я, стоя на коленях у изголовья кровати, легонько поглаживаю ее волосы и шепчу что-то бодрящее и в тоже время утешительное, надеясь на то, что она проснется.
— Деметрий, — прошептала она и все мое существо замерло, застыло, прислушиваясь. – Деметрий…
— Я здесь, здесь, девочка моя, слышишь? Я здесь, рядом и я люблю тебя, — я принялся осыпать поцелуями ее руки, плечи, личико, старательно избегая двух небольших, едва заметных ранок на шее. – Просыпайся девочка моя, скоро начнет светать.
В подтверждение моих слов в комнате понемногу начало светлеть, но, увы, Аллен это никак не интересовало… Она все так же спала, лишь немного поменяв положение тела. Ах, Аллен, почему ты спишь так крепко?
Несколько минут – и крохотные, еще совсем неуверенные солнечные лучики заплясали по моей коже, заставляя ее искриться, словно бриллиант. Я заворожено наблюдал за восходящим Солнцем – в последний раз я видел его еще до своей судьбоносной встречи с Аллен… А ведь я, поглощенный моей девочкой, даже и не заметил, что оно так давно не баловало Вольтерру своим присутствием. Здравствуй, здравствуй, великое светило… Я скучал по тебе…
Не по-утреннему ослепительный свет уже заполнил комнату, и я вновь с надеждой взглянул на Аллен – возможно, она проснется от света?
Как странно.. Наверное, мои глаза попросту отвыкли от солнца и поэтому оно кажется таким.. невозможно ярким? Но нет, дело явно не в этом и мое зрение определенно меня не обманывает. Тогда что же это?
Я подошел поближе, чтобы быть уверенным. Сомнений не осталось: кожа Аллен действительно.. действительно жемчужно серебрилась в теплых лучах! Едва заметное для моего зрения и наверняка совершенно невидимое для человеческого, это свечение было таким… таким восхитительно прекрасным, что я невольно залюбовался…
Но, постойте!
Кожа Аллен светится?
Как такое может быть?
Что за черт?
Думай, Деметрий, думай!
Ответ лежал на поверхности и казался теперь совершенно очевидным…
Свечение возможно только если… Только если она… Ну конечно, конечно, боже мой! Это все объяснило бы! Как просто!
Через мгновение я уже ворвался в тронный зал, бесцеремонно прерывая разговор троих братьев:
— Аро, я знаю.. Аро, я знаю кто она! Я знаю, в чем дело, Аро!

К содержанию.

Следующая страница.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: