Глава 15

Breathing. Глава 15.

Может быть, в этом все дело. Не думать, где выход,
а понять, что жизнь – это распутье, на котором ты стоишь прямо
сейчас. Тогда и лабиринт исчезнет – ведь целиком он
существует только у нас в уме, а в реальности есть
только простой выбор – куда дальше.
Виктор Пелевин. Шлем ужаса

Я бежал по лабиринтам замка подобно ветру – любая минута, да что там, любое мгновение промедления было подобно смерти. Крики приближались, становились отчетливее, я уже мог различить некоторые слова. Господи, лучше бы.. я этого не слышал.. Она кричала мое имя…
Впервые.. впервые мое собственное имя было мне ненавистно…
Прихожая была пуста – видимо, Жанна отлучилась с каким-то поручением от Аро. Хотя какое это имеет значение? Правильно. Никакого.
Я застыл перед дверью, ведущей в зал, собираясь с духом. Ну же, Деметрий! Нет времени ждать. Нет времени сомневаться. Или сейчас ты сделаешь это, или…
Нет.
Только не так.
Движение – и двери распахнулись, услужливо приоткрывая моим глазам самую кошмарную картину, которую мне когда-либо доводилось видеть..
Зал преобразился – теперь он немного напоминал операционную со множеством приборов, лабораторных столов и.. да-да, и людей в белых халатах, снующих туда-сюда с деловым и озабоченным видом. Врачи? Но что они здесь делают?
Но этот, в сущности, весьма простой вопрос перестал интересовать меня тогда, когда я понял, вокруг чего сосредоточены все эти пищащие датчики жизнеобеспечения.
Белый операционный стол…
Десятки проводков, ведущих к нему.
И…
И маленькое, хрупкое тело Аллен, с вонзающимися в него мелкими иголочками…
Кажется, я закричал.
Это было настолько страшно видеть.. настолько больно.. настолько.. ужасно..
Непередаваемо.
Она затихла – я слышал только свой полный отчаяния крик. Так вот в чем дело! Он собрал здесь целую бригаду человеческих ученых и теперь изучает мою малышку, словно лабораторного кролика? Они что.. разрезают ее? Препарируют, как труп???
Ослепленный яростью, сметая все на своем пути, я бросился в противоположный конец зала, где, вальяжно закинув ногу на ногу и сложив вместе кончики пальцев рук, на троне восседал Аро.
Уничтожить. Убить. Стереть с лица земли.
Но черт возьми.. Передо мной в мгновение выросло препятствие.. Феликс. Верный охранник…
— Пусти, — рыкнул я.
— Нет.
— Прошу тебя. Ты ведь тоже по-своему любишь ее. Ты же видишь, что он делает с ней.
— Я не могу.
Я сделал еще одну попытку прорваться – безуспешно. Сильные руки Феликса обхватили меня и не давали сдвинуться с места.
-АРО! – заорал я, — Аро, черт бы тебя побрал, иди сюда!
Неожиданно, но он внял моему приказу.
— Сын, ты ведешь себя возмутительно.
— Я? Посмотри, что ТЫ наделал, любитель науки! Посмотри! Убиваешь ни в чем неповинное существо!
— О, Деметрий. Не убиваю, а всего лишь изучаю. Заметь, твоя ненаглядная цела и почти невредима. Мы просто-напросто взяли немного ее крови.
Немного? Да эта комната пропахла кровью насквозь! Кровью моей девочки, моей малышки, самой ценной кровью на этой планете.
— Не веришь? Приглядись. Никто не хочет сделать ей больно, мы берем лишь необходимый минимум.
Я снова рванулся, заскрипев зубами:
— Почему тогда она кричит?
Аро закатил глаза:
— Ей страшно, Деметрий. Человеческие девушки достаточно часто выражают свои эмоции подобным образом и, сын мой, боюсь, тебе придется привыкнуть к этому.
— О чем ты? — насторожился я, не услышав, а скорее почувствовав в этих словах тайный подтекст.
Аро задумался и отошел на несколько шагов.
— Понимаешь, сын… Как бы правильнее сказать тебе.. Эти прекрасные люди, — он обвел руками помещение, указывая на врачей, — провели еще не все тесты, которые бы мне хотелось. Но одно уже можно сказать точно: ДНК этой девушки человеческое, совершенно стандартный набор из двадцати трех пар хромосом.
— И что это значит?
— Это значит, Деметрий, что она стареет. Стареет, как любой человек. И умрет, как умирают люди.
В глазах потемнело.
О чем он говорит?
Моя Аллен.. умрет? Постареет и умрет, как обычный человек?
И.. и это все? Никакой счастливой вечности?
— Нет! – выдохнул я. – Этого не может быть.
— Может, к сожалению может..
— Но как же тогда.. Почему она не обратилась?
Аро вновь уселся на трон и, видя, что я пока не собираюсь нападать, кивком головы приказал Феликсу отпустить меня.
— Это достаточно интересный вопрос. Доктору Кормаку, главе нашей небольшой исследовательской бригады, удалось обнаружить некое вещество в ее крови. Он не может определить его происхождение, но, беря во внимание твою теорию о предках-вампирах, я предположил, что это – нечто вроде остаточных следов вампирских генов. Именно эта субстанция является причиной свечения кожи и устойчивости к болезням. И именно она, как показали опыты, поглощает вампирский яд.
— Что?
— Да. Именно поэтому обращение в вампира для Аллен невозможно.
Невозможно..
НЕВОЗМОЖНО.
Какое страшное слово.
Неужели мой хрупкий мирок только что распался десятками тысяч мелких осколков?
Неужели я только что потерял последний шанс на счастье?
Неужели…
— Неужели ничего нельзя сделать?
— Боюсь, что нет. Эта девушка смертна и мы бессильны перед этим.
— Нет. НЕТ. НЕЕЕТ!
Феликс снова схватил меня в свои железные объятия, пытаясь успокоить и унять мою истерику. Но тщетно – я вырывался, я выл, словно раненный волк, без слез оплакивая свою любовь. Прощаясь, хоть до настоящей разлуки было еще далеко…
Я не помню, как Феликс вывел меня из зала, как вел через город, и совершенно не помню, как мы оказались в лесу в нескольких километрах от Вольтерры. Сознание упорно не желало возвращаться – словно какая-то неведомая, непроницаемая паутина окутала всего меня, поглотила мои чувства, мои эмоции, мои мысли. Эта паутина дарила забвение, и я покорно позволял ей облегчать мою боль. Пусть лучше так, чем чувствовать безысходность, понимая, что все кончено. Понимая, что ты бессилен. Понимая, что твоя любимая умрет.
Пусть не сейчас. Не сегодня. Возможно, даже не через год. Но полвека – не думаю что больше – это все, что есть у нас. Все, что есть у меня…
— Деметрий? Ну же, друг, что с тобой? – выдернул меня из пустоты голос Феликса.
Я устало открыл глаза, тут же сообразив, где нахожусь. Тайное местечко Феликса, укромный лесной уголок, где он любил побыть один – нас окружали тишина и умиротворяющий покой.
— Ну наконец-то. Я уже всерьез перепугался за тебя.
Я непонимающе уставился на него, требуя объяснений.
— Эм.. Дружище, ты пару часов был в отключке. Я уже думал – все.
— Хм.. я ничего не помню.. Кроме известия о.. о смертности…
Он деликатно помолчал, а потом ответил:
— Вообще-то, когда ты узнал об этом, то впал в какое-то непонятное состояние. Словно ты был слепой и глухой одновременно, причем твоя сила, она увеличилась в разы! Я не смог тебя удержать, ты вырвался, откинув меня метра на три, а потом принялся крошить колонны и разбрасывать людишек, как кегли! При этом ты так орал, я думал, что оглохну! Это хорошо еще, что Аллен за несколько секунд до твоего прихода вкололи снотворное, и она не слышала этого. Ты был словно одержимый! Жуть. Никогда не видел, чтоб такое происходило с вампиром! А потом вдруг… как бы объяснить? Кажется, ты пытался плакать… Вот тогда-то ты и затих, а я сумел схватить тебя и вынести из замка. Я подумал, что тебе лучше будет побыть немного вдали от.. ну, от всего этого.
— Спасибо, — только и смог сказать я, совершенно ошарашенный услышанным.
Феликс, Феликс.. как же хорошо, что ты есть у меня. Пусть порой ты бываешь груб, пусть порой глупо шутишь, пускай… Но ты друг, ты друг и это главное.
Как бы я справился со всем этим без твоей поддержки? Что бы делал сейчас в этом чертовом замке, пропитанном запахом крови моей малышки? Что бы я делал, будь я один сейчас?
А это место.. Оно действительно успокаивает…
— Что же мне делать дальше, Феликс? – вслух спросил я и сам поразился – сколько боли в моем голосе!
Он с сочувствием посмотрел на меня.
— Ох, Деметрий. Из всех существ женского пола на этой огромной планете ты выбрал ненормальную с вампирской фигней в крови. Ту, которая, к тому же, читает мысли, и которая не может стать бессмертной, — он печально хмыкнул и дружески хлопнул меня по плечу. – Что я могу посоветовать тебе? Забирай ее и вали из замка к чертовой матери. У тебя есть несколько десятков лет – проведи их с пользой.
— Покинуть семью?
— А какие еще есть варианты? Аро не даст ей спокойной жизни. Да и тебе не даст, ты же знаешь.
А ведь Феликс прав.. У меня нет выбора.. Ох, друг, как же мне будет не хватать тебя!
Но нельзя медлить, нельзя!
Через полчаса я уже стоял перед Аро, и спокойным голосом, без тени эмоций, проговорил:
— Отпусти нас.
— Деметрий, ты забываешь о правилах приличия. Не стоит обращаться ко мне подобным образом.
— Плевать, – упрямо произнес я. – Отпусти меня и ее. Просто позволь нам уйти.
— О чем ты? Я не могу отпустить тебя, ты же ищейка, Деметрий. Ты лучший ищейка и ты нужен мне.
— А как же она? Что будет с ней?
— Аллен? – он пожал плечами. – Она не представляет для нас никакого интереса. Использовать ее дар бессмысленно, ее сразу же убьют. Сделать бессмертной ее мы не можем. Последующие тесты ее крови не показали ничего интересного. Не спрашивай о биологических подробностях, но родство с вампирами подтвердилось. Та субстанция определенно связана с нашим видом, – он замолчал, подбирая слова. – Но это ничего не дает нам. Она по-прежнему всего лишь человек. Я не вижу смысла заботиться о ее жизни.
— Так отпусти.
— Нет.
— Аро, ты же знаешь, если я захочу уйти отсюда, я уйду. И если я захочу спрятаться, я спрячусь так, что ты не найдешь меня. Нельзя найти ищейку без ищейки. Но я не хочу ссориться с тобой, не хочу преследований. Ты знаешь, человеческий век не долог. Позволь мне провести ее жизнь рядом с ней, вдали отсюда. Если ты сейчас дашь нам уйти, я обещаю, что вернусь.
— Вернешься?
— Да. Когда она.. – я замолчал, не в силах выговорить это. – Ты понимаешь.
Я видел по его лицу, что он колеблется. В конце концов, я ведь ухожу совсем ненадолго… Проще отпустить меня, чем затевать войну.
— Неужели ты действительно настолько любишь ее?
Я кивнул.
— Тогда.. тогда идите с миром. И.. и знай, что я жду тебя, и что здесь тебе всегда будут рады.
— Спасибо, — мягко произнес я и, отогнав от Аллен оставшихся в живых после моей вспышки безумия врачей, подхватил ее на руки. Она все еще спала, на сгибах рук краснели следы от иголок, щечки были бледными, но дыхание и сердцебиение — спокойными.
В холле меня уже ждал Феликс с небольшой сумкой, наполненной самым необходимым.
— Все в порядке? – спросил он.
— Обошлось без драки.
Мы начали двигаться в сторону выхода.
— До сих пор не понимаю, зачем ты просил у него разрешения. Нужно было просто схватить ее и валить.
— Это всего лишь формальность. Он и сам прекрасно знает, что я мог так поступить. Но я послушный сын, — я усмехнулся, — и, не смотря ни на что, я не держу на него зла.
Феликс фыркнул.
Мы замолчали.
Достигнув выезда из Вольтерры я остановился, и, повернувшись к Феликсу произнес:
— Ну что ж, друг, прощаемся?
— Мне будет тебя не хватать.
— А мне тебя, здоровяк.
— Дай знать, когда обустроитесь. Возможно, я навещу вас пару раз. Куда, кстати, ты планируешь отправиться?
— В Англию, куда же еще?
Мы обменялись рукопожатиями.
— Спасибо тебе за все, Феликс.
Он усмехнулся и едва заметно кивнул.
Я поудобнее перехватил Аллен, накинул на плечо сумку и вышел из города навстречу своей новой жизни, оставляя позади старые страхи, проблемы и боль…
Я еще не знал, какой эта жизнь будет: счастливой ли, тяжелой ли, полной побед или поражений, но знал, что пока рядом со мной эта хрупкая девочка, я смогу вынести все, что бы ни приготовила мне судьба…

К содержанию.

Следующая страница.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: