Глава 7

Breathing. Глава 7.

Прошлое бывает слишком тяжелым для того, чтобы повсюду носить его с собой.
Иногда о нем стоит забыть ради будущего.
Дж. К. Роулинг

Я всегда был хорошим актером – это мне говорила еще моя покойная матушка. Ко всему прочему, за десятки лет практики мне удалось довести это умение до совершенства, а потому запихнуть подальше все свои переживания и навесить на лицо выражение умиротворения не составило ни малейшего труда.
Аро сидел на троне, спрятав лицо в ладонях. Мое появление заставило его поднять глаза и выпрямится.
— Вы хотели поговорить, — как можно более услужливо проговорил я.
— Да. Я думаю тебе лучше присесть – разговор будет долгим, — он устало кивнул в сторону моего любимого кресла.
— Итак, сын мой. Я думаю, ты хотел бы знать.. даже нет, не так, ты имеешь право знать причины того, что произошло сегодня. Я намерен поделиться с тобой этим.
Я задумался.
— Что вы имеете в виду, когда говорите, что я имею право знать?
— Ах, сын мой.. Неужели ты не понимаешь? Я о том, что происходит между тобой и этой девочкой.
— Но откуда..- это было неожиданно.
Он посмотрел на меня и в глазах его плясали бесенята – ему доставляла удовольствие моя реакция.
— Феликс?
— Ну конечно. Мне не составило большого труда ненароком его коснуться. Я ведь знаю, что он с самого перерождения поверенный всех твоих тайн.
Я мысленно чертыхнулся. Нужно было это учесть. С человеком, читающим мысли, следует быть предельно осторожным.
— Значит, вы все знаете.
— Деметрий, ты не должен относиться к этому так пессимистично. Любовь так же стихийна, как кирпич, упавший с постройки и напрасно стали бы мы избегать построек, чтобы не нарваться на такой кирпич*. Понимаешь? Во всем этом нет совершенно ничего плохого. Тем более, если девушка станет одной из нас. Тебе не придется мучиться, не придется разрываться. Вы будете счастливы, — все это звучало так заманчиво и мне до невозможности хотелось верить в это. Но.. какая-то часть моей души, возможно обуреваемая инстинктами, чувствовала подвох в этих словах.
— Подумай об этом, сын мой. Ты же знаешь, что можешь доверять мне.
А вот это неверно.
Больше не могу.
Он смотрел на меня выжидающе, и я опустил глаза, чтоб не дать ему возможности прочесть мой взгляд, полный тревоги.
Это было так странно – не доверять отцу. Так.. неправильно. Так.. неестественно.
Наконец, я почувствовал, как он отвел глаза.
— Ну что ж. Раз ты любишь ее или.. думаешь, что любишь, а это совершенно разные вещи, сын, то ты должен знать о ней все и именно за этим я позвал тебя сюда. Полагаю сама она, даже если захочет, врядли сможет рассказать тебе это, но я.. Я видел всю ее жизнь и поведаю ее тебе.
Я замер в волнении. Да, я действительно мечтал узнать ее историю – почему-то это казалось мне чем-то чрезвычайно важным, чем-то, что даст мне ключ к ее сердцу. Я приготовился внимательно слушать Аро.
— Она родилась в пригороде Лондона 22 года назад. Она точно знает, что ей 22, так как на последний день рождения тетя испекла ей торт, на котором сахарными цветами была выложена эта цифра. До шести лет она была обычным счастливым ребенком – удивительно, но события того времени она помнит достаточно четко. Помнит свои большие и, наверняка, очень дорогие игрушки, помнит каждую свою няню, практически каждую свою прогулку. Это достаточно странно, не находишь? – он не стал дожидаться моего ответа и продолжил. – Ее родители, как ты понял, были непростые люди. Ее тетя не рассказывала ей подробности, но, судя по всему, отец занимался каким-то весьма прибыльным бизнесом. Кажется, что-то связанное с продажей машин. Неважно. Так вот, все это было до того, как ей исполнилось шесть. В тот день ее родители везли ее в Лондон – они заказали зал в кафе, где должен был проходить праздник. Вообще-то погода была совершенно неподходящей – шел сильный дождь, а ветер был просто неконтролируемым. Но ведь это был ее день рождения и они.. поехали.
Аро замолчал, словно подбирая подходящие слова.
— Дальнейшие события она помнит уже гораздо менее хорошо. В общем, водитель не справился с управлением на мокрой дороге, и они попали в аварию. Взрослые погибли сразу же, на месте. Она же почему-то оставалась в сознании достаточно долго – около трех часов, пока их машину не нашли. Она очень четко запомнила два мертвых лица, которые были перед ней все это время: мать, смотрящую на нее остекленевшими глазами и отца, у которого из виска торчал огромный осколок стекла.
— О боже, — выдохнул я и, не в силах оставаться на месте, судорожно поднялся с кресла. – Вот почему она так кричала. Вы заставили ее пережить все это снова? Она ведь видела это все в ваших мыслях, пока вы копались в ее голове!
Он посмотрел на меня немного растерянно.
— Сын мой, пойми, я ведь не мог знать, что все так обернется. Для меня это было такой же неожиданностью, как и для тебя. К тому мне пришлось все это пережить, понимаешь? Словно замкнутый круг, словно петля бесконечности – эти два лица и ее боль, по кругу, снова и снова. Но ты ведь знаешь, что это было необходимостью? Я не мог поступить иначе.
Ну конечно. Конечно же!
Боль съедала мое сознание, и я, сам того не замечая, начал рывками передвигаться по залу. Бедная моя малышка! Как же так, Аллен, как же так? Что же ты пережила, девочка моя?
Аро, вероятно, решил не акцентировать внимание на моем состоянии, а потому продолжил:
— Когда полиция обнаружила машину, девочка была уже практически истощена – она кричала и плакала все эти три часа, но никто не слышал ее, никто не мог ей помочь. Ее без промедления доставили в больницу. Этого она не помнит совершенно, лишь по рассказам тети знает, что у нее было нешуточное сотрясение мозга – она впала в кому. А когда через несколько дней очнулась – начала видеть мысли других. С тех самых пор она совершенно не менялась – попросту остановилась в психическом развитии. Врачи говорили, что это следствие травмы, что произошли какие-то необратимые изменения. Вот поэтому-то она и ведет себя как ребенок – она им и является. Она шестилетний ребенок, не смотря на тело двадцатидвухлетней девушки, Деметрий.
— Мы.. сможем что-то с этим.. сделать?
— Ты же знаешь, насколько целителен наш яд. Она излечится, сын мой. Обещаю.
Мы помолчали.
— Что же случилось дальше?
— Дальше из Миннесоты приехала ее тетя. Тут же оказалось, что отец девочки ничего после себя не оставил – его компания находилась на грани разорения. Конечно, Аллен этого никто не рассказывал, но взрослые говорили об этом, и она слышала эти разговоры. Тете пришлось продать дом и купить небольшую квартирку в центре Лондона. Там они и жили до сих пор, едва сводя концы с концами.
— А ее тетя, что с ней?
— Похоже, с ней произошло что-то вроде сердечного приступа – Аллен не совсем в этом разобралась. Она была просто в ужасе от того, что осталась одна. Покинуть же дом для нее не составило никакого труда. Так вы и встретились.
— А она.. что она думает о нас?
— Она ничего не подозревает о нашей сущности. Мы просто кажемся ей очень интересными и необычными. Кстати, сын мой, ты по-настоящему ей нравишься. Она думает, что ты похож на принца из ее любимой сказки о Золушке.
Как трогательно. Я улыбнулся.
— Вы хотите обратить ее?
— Конечно, сын мой. Ее дар наверняка возрастет после перерождения. Я очень надеюсь на это. К тому же, это ведь будет означать счастливую вечность для вас. Неужели ты этого не хочешь?
Хочу.. Как же я этого хочу.
Но я не вправе думать о себе, я не вправе быть эгоистичным сейчас. Важно то, чего хочет она. Чего хочет моя малышка.
— Когда?
— Ты имеешь в виду, когда мы обратим ее? Конечно, следовало бы сделать это как можно быстрее, но дело в том, что мне на несколько дней придется уехать из Вольтерры. Джаред, кажется, нашел нечто интересное в Греции, и я думаю, что должен увидеть это собственными глазами, — говоря это, он очень оживился, и на лице его заиграло некое подобие самодовольной улыбки. – Как только я вернусь, мы сделаем это. До тех пор она целиком и полностью в твоей власти.
Аро замолчал, видимо, сказав все, что он хотел мне сказать. У меня же оставался еще один вопрос.
— Аро, а почему.. почему ее запах так действует на меня?
Я вкратце поведал ему о поразительном влиянии на меня ее аромата. Он задумался.
— И ты.. Ты не чувствуешь при этом жажды?
Я отрицательно покачал головой.
— Как странно… Похоже на то, что ее кровь поет для тебя, но почему же.. почему тогда ты не хочешь выпить ее? Удивительно. Хотя не стоит делать скидку на ее прошлое – возможно загадка именно в том, что она не самый обычный человек. К тому же ее умственное развитие… В общем-то, пожалуй, ничего страшного в этом нет. Я думаю, ты можешь не беспокоится об этом.
Я кивнул.
— Я могу идти?
— Да, Деметрий, ты свободен. Я думаю тебе самое время утолить жажду, сын, ты выглядишь бледным.
— Уже иду. И.. Спасибо за откровенность, Аро.
— Не за что, сын мой, не за что. Иди же.
Когда дверь тронного зала закрылась за мной, я почувствовал, словно на мои плечи лег тяжелейший груз мыслей, порожденных этим разговором. Я не имел ни сил, не желания думать об этом сейчас, а потому, двигаясь по туннелям к выходу на землю, осторожно отгородил их крепкой стеной, запирая тем самым где-то в уголке моего сознания. Я смогу подумать об этом позже. А пока.. Пока меня ждет ужин.

* Оригинальная цитата А.С. Бухова

К содержанию.

Следующая страница.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: